РУССКАЯ ЛИТЕРАТУРА. Русская советская литература


РУССКАЯ ЛИТЕРАТУРА. Русская советская литература

Русская советская литература как литература социалистического реализма представляет собой принципиально новый этап в развитии мировой литературы. Она унаследовала все лучшее, передовое, что было создано в области духовной культуры русским народом, др. народами СССР, всем человечеством. Советская литература творчески развивает традиции русской классики и народного творчества: реализм, народность, патриотизм, гуманизм. Проникнутая оптимизмом и жизнеутверждающими коммунистическими идеями, она воспитывает в советском человеке качества строителя нового мира. Главная линия в развитии советской литературы — это «укрепление связи с жизнью народа, правдивое и высокохудожественное отображение социалистической действительности, вдохновенное и яркое раскрытие нового, передового и страстное обличение всего, что мешает движению общества вперед» (из новой редакции Программы КПСС, принятой XXVII съездом КПСС). Советская литература сочетает смелое новаторство в правдивом художественном воспроизведении жизни с использованием всех прогрессивных традиций отечественной и мировой культуры. Ей присуще многообразие реалистических форм, стилей и жанров.

Вопрос о периодизации советской русской литературы дискуссионен. Наряду с традиционной периодизацией (литература Октябрьской революции и Гражданской войны, 20‑х гг., 30‑х гг., Великой Отечественной войны, послевоенная 1946 — начала 50‑х гг. и современная — с середины 50‑х гг.) все чаще предлагается выделение двух основных периодов: от победы Октября до полной и окончательной победы социализма и современный этап. Некоторые исследователи подразделяют второй этап на 50—60‑е и 70—80‑е гг., выделяют частные периоды и в литературе 1917 — начала 50‑х гг.

Общим для всей эпохи от Октября до построения основ социалистического общества является идейная консолидация писателей на платформе Советской власти, освоение новых тем, постепенное создание нового эстетического идеала — человека-творца и революционного преобразователя жизни, переход большинства писателей на позиции социалистического реализма и торжество принципов социалистического реализма в выдающихся произведениях русской литературы, заложивших традиции новой, социалистической литературы.

Отношение к Октябрьской революции определило резкое размежевание литераторов. Восторженно встретили Октябрь Маяковский, Д. Бедный, Серафимович и др. Огромную работу по строительству социалистической культуры взял на себя М. Горький. На сторону революции встали Блок, Брюсов, Есенин, Вересаев, Пришвин, Тренев, Шишков, Сергеев-Ценский и др. Часть писателей эмигрировала, в т. ч. Андреев, Бунин и др. Некоторые из эмигрировавших впоследствии вернулись на родину: в начале 20‑х гг. — А. Толстой, в 30‑е гг. — Куприн, Цветаева.

Художественная летопись революции открывается преимущественно поэзией, выдержанной в основном в предельно обобщенном героико-символическом стиле. Поэма Блока «Двенадцать» явилась естественным завершением классической русской поэзии и первым достижением молодой советской литературы; в емких и многозначных образах поэмы Блок запечатлел великий революционный перелом, «державный шаг» восставшего народа, разрушающего старый мир. Д. Бедный написал стихотворную повесть «Про землю, про волю, про рабочую долю», в поэме «Главная улица» создал гиперболический обобщенный образ революционных масс, впервые в художественной форме сказал о международном значении Октября. Одой революции и беспощадным разоблачением старого мира была первая советская пьеса «Мистерия-буфф» Маяковского.

Острая классовая борьба, революционная ломка общественных отношений ярко отразились на литературном процесса первых послереволюционных лет и 20‑х гг., в котором драматически сталкивались в идейно-художественной борьбе многочисленные литературные течения и группы. Советская литература укрепляла свои позиции, выступая против враждебных идейных тенденций, находила художественно убедительную аргументацию своей идеологической правоты.

Накануне Октябрьской революции был организован Пролеткульт, целью которого провозглашалась культурно-просветительская работа в среде пролетариата. После победы революции организация фактически объединила талантливых представителей рабочего класса, крестьянства и части интеллигенции, стремившихся к художественному творчеству и созданию новой, пролетарской культуры, облегчила им путь в литературу. Однако теоретики Пролеткульта ошибочно утверждали необходимость создания особой пролетарской культуры, отрицали значение культурного наследия прошлого, проводили сепаратистские идеи по отношению к партии и государству. Разрыв с культурными традициями отличает также эстетической программы других авангардистских течений того времени (футуризм, конструктивизм и др.).

Важную роль в истории идеологической жизни общества сыграло письмо ЦК РКП(б) «О Пролеткультах» (1920), вскрывшее эти ошибки (см. Постановления коммунистической партии по вопросам советской литературы). Идейно-эстетическими ориентирами, имеющими принципиальное значение для всего искусства, были выступления В. И. Ленина против пролеткультовских взглядов, его высокая оценка творчества М. Горького, неприятие формалистических тенденций в поэме Маяковского «150000000» и положительный отзыв о стихотворении «Прозаседавшиеся», указания на сильные и слабые стороны таланта Д. Бедного.

Литература периода Гражданской войны наследовала революционный пафос поэзии Октября. Типологически новым явлением в истории мировой лирики стала поэзия Маяковского. Былинный размах революционных событий передан в поэмах Хлебникова. Поэты В. Д. Александровский, Гастев, М. П. Герасимов, В. Т. Кириллов воспевали Пролетария в условно-гиперболических образах. Суровая патетика революционного подвига передана в романтических стихах и балладах Н. С. Тихонова. Простотой, естественностью интонации отличались стихи о труде В. В. Казина.

В периодической фронтовой печати работали Д. А. Фурманов, Б. А. Лавренев, Л. М. Леонов, К. А. Федин, А. С. Неверов. В условиях становления нового государства, нового сознания формировались идейно-эстетические принципы советского искусства, накапливался материал для будущих произведений. Начиная с 1921 открываются «толстые» литературно-художественные журналы: «Красная новь», «Печать и революция», «Сибирские огни», «Молодая гвардия», «Новый мир», «Октябрь» и др.

Переход от Гражданской войны к мирной жизни, нэп, сложные вопросы социалистического строительства ставили перед литературой новые проблемы. Романтизированное изображение стихии революции сочетается с попытками реалистически показать ее созидательное начало, художественно осмыслить роль партии, с конкретным анализом классовой борьбы («Два мира» В. Я. Зазубрина, «Партизанские повести» Вс. В. Иванова, «Перегной» Л. Н. Сейфуллиной, «Падение Дайра» А. Г. Малышкина, «Ветер» Лавренева, «Барсуки» Леонова). Преодолевается абстрактно-схематическое изображение революции и ее героев, натуралистические излишества и формальное экспериментаторство, присущие романам Б. А. Пильняка («Голый год») и Артема Веселого («Реки огненные»).

Большое значение для развития советской литературы имел роман Серафимовича «Железный поток» — одно из первых классических произведений литературы социалистического реализма. В центре романа — обобщенный образ народных масс, пришедших к новому, социалистическому сознанию через муки и страдания беспримерной борьбы, показанной писателем в романтически приподнятом ключе. В жанре документально-психологического повествования создал Фурманов в романе «Чапаев» образ легендарного комдива, в котором были персонифицированы типические черты народа, разбуженного революцией к новой жизни, к творчеству. В этих произведениях впервые обрели художественную конкретность, жизненную достоверность образы большевиков-организаторов. Диалектика взаимоотношений руководителя и народных масс, личности и общества нашла психологически глубокое воплощение в романе А. А. Фадеева «Разгром». Особую важность для поисков героя нового типа имело создание образа В. И. Ленина (очерк М. Горького «В. И. Ленин», поэма «Владимир Ильич Ленин» и ряд стихотворений Маяковского).

Завершающая часть автобиографической трилогии М. Горького «Мои университеты», рассказывающая о формировании революционного сознания человека, роман «Дело Артамоновых», книга «Воспоминания. Рассказы. Заметки» стали для советской литературы образцом глубокого социально-философского анализа действительности, историзма художественного мышления, открыли пути к решению сложных проблем социалистического гуманизма. Нравственные коллизии, рожденные острой классовой борьбой, в т. ч. проблемы верности революционному долгу, получают различное воплощение в повестях Ю. Н. Либединского «Неделя», Лавренева «Сорок первый», в романах «Города и годы» и «Братья» Федина, «По ту сторону» В. Кина, в книге М. А. Шолохова «Донские рассказы», «Конармии» И. Э. Бабеля. Главная тема творчества Неверова — человек в жестоких испытаниях разрухи, голода, Гражданской войны (повесть «Ташкент — город хлебный»). В романтико-фантастической повести «Алые паруса» А. С. Грин показал торжество человеческой мечты о счастье.

Во 2‑й половине 20‑х гг. интенсивно развивается новеллистика (А. Толстой, Вс. Иванов, Федин, Леонов и др.). Рассказами и повестями заявили о себе И. И. Катаев, А. П. Платонов. Появляются первые крупномасштабные произведения, стремящиеся запечатлеть рождение нового человека и новой нравственности в процессе сознательного творческого труда («Цемент» Ф. В. Гладкова, «Доменная печь» Н. Н. Ляшко, «Лесозавод» А. А. Караваевой). Зарождаются большие эпические произведения, ставшие классикой советской литературы («Жизнь Клима Самгина» Горького, «Хождение по мукам» А. Толстого, «Тихий Дон» Шолохова, «Последний из удэге» Фадеева). Одновременно писатели овладевали мастерством изображения внутреннего мира человека, поставленного в сложную ситуацию нэпа. В романе «Вор» Леонов развернул перед читателем психологическую драму перерождения бывшего участника Гражданской войны в общественного отщепенца. Высокий мир революционных дел и идей сталкивался с обывательским нэповским мирком в повести А. Толстого «Гадюка». В гротескно-ироническом романе Ю. К. Олеши «Зависть» решалась проблема соотношения материального и духовного начал в социалистическом обществе.

Пережитки капитализма в сознании людей — характерные мишени сатиры 20‑х гг., наиболее значительные достижения которой связаны с именами Маяковского (пьесы «Клоп», «Баня», стихи), М. М. Зощенко, М. А. Булгакова, И. А. Ильфа и Е. П. Петрова, А. И. Безыменского.

В поэзии 2‑й половины 20‑х гг. выделяются поэмы, осмысляющие социально-историческое значение революции: лирико-эпическая поэма Маяковского «Хорошо!», заявившая о рождении нового лирического героя — творца и хозяина жизни; поэмы Есенина («Баллада о двадцати шести», «Анна Снегина»), Э. Г. Багрицкого («Дума про Опанаса»), Асеева («Семен Проскаков»), Б. Л. Пастернака («Девятьсот пятый год» и «Лейтенант Шмидт»), И. Л. Сельвинского («Улялаевщина»). Страстная ораторская интонация поэзии Маяковского, народнопоэтическая образность и драматизм лирики Есенина, стремящегося «постигнуть в каждом миге коммуной вздыбленную Русь» (сборник «Русь советская»), асссциативно-сложный строй стихов О. Э. Мандельштама («Вторая книга»), экспрессивность «Столбцов» Н. А. Заболоцкого, героическая романтика и добрая ирония поэзии М. А. Светлова, экспериментаторство С. И. Кирсанова, комсомольский задор стихов и песен Безыменского, А. А. Жарова, И. П. Уткина — таков диапазон стилевых течений советской поэзии этого периода.

Расширяет тематику и художественный арсенал драматургии, воспроизводя общественно-нравственные конфликты как революционных лет («Шторм» В. Н. Билль-Белоцерковского, «Любовь Яровая» Тренева, «Разлом» Лавренева, «Дни Турбиных» и «Бег» Булгакова), так и современной жизни («Человек с портфелем» А. М. Файко, «Рельсы гудят» В. М. Киршона).

Сложность классовой борьбы в переходный период отражалась в литературно-эстетической борьбе: сталкивались реалистические и модернистские тенденции, спорили различные литературные организации и группировки. Массовой литературной организацией была Российская ассоциация пролетарских писателей (РАПП; см. Ассоциации пролетарских писателей). В первые годы своей деятельности она играла положительную роль, объединяя большинство пролетарских писателей и борясь за классовость и партийность искусства. РАПП внесла определённый вклад в теоретическую разработку проблемы взаимосвязи искусства с мировоззрением, в изучение литературного метода, в борьбу с проявлениями буржуазной идеологии в литературе. Но к концу 20‑х — началу 30‑х гг. в ее работе усиливаются вульгарно-социологические тенденции. РАПП стала тормозом в развитии советской литературы. Противоречивостью отличались программы др. группировок. «Перевал», во многом плодотворно исследуя проблему художественного образа, в то же время преувеличил роль интуитивного и подсознательного начал в творчестве. ЛЕФ и ЛЦК (см. Конструктивизм), разрабатывая проблему «социального заказа», теорию литературы как искусства слова, недооценивали идеологическое значение литературы, впадали в формализм. Творческая практика лучших писателей — представителей всех этих организаций, вбирая в себя верные стороны их теоретических платформ, как правило, выходила за рамки сектантских требований.

Резолюция ЦК РКП(б) «О политике партии в области художественной литературы» (1925) подчеркивала, что в классовом обществе нет и не может быть нейтрального искусства, осуждала кастовую замкнутость некоторых лит. группировок, призывала создать высокохудожественную передовую литературу, свободную от буржуазного влияния. ЦК партии, решительно предостерегая пролетарских писателей как от капитулянтства перед буржуазной идеологией, так и от «комчванства», попыток монополизировать литературно-издательское дело, высказывался за «…величайший такт, осторожность, терпимость по отношению ко всем тем литературным прослойкам, которые могут пойти с пролетариатом и пойдут с ним» («О партийной и советской печати». Сб. документов, 1954, с. 346). Резолюция подготавливала почву для дальнейшей консолидации творческих сил на базе партийности и принципов социалистического искусства. Весьма существенной была и та конкретная помощь, которую постоянно оказывали литературе деятели партии, в первую очередь Луначарский, разрабатывавший эстетические принципы советской литературы, творческие отношения к классическому наследию и др., горячо поддерживавший все талантливое в искусстве.

Героика первых пятилеток открывала перед писателями грандиозные творческие перспективы. Отличительная черта книг о социалистическом строительстве, о новых путях и судьбах отдельных людей и всей страны — эпическое мироощущение, устремленность в будущее, ощущение единства автора, героя и народа.

Наступление на патриархальный уклад старой России, пробуждение человека к сознательной деятельности на благо общества («Соть» Леонова), поэзия планового переустройства жизни страны («Гидроцентраль» М. С. Шагинян), идея темпа, «решающего все», невиданное ускорение событий, накал героических дней («Время, вперед!» В. П. Катаева), сотворчество человека с природой («Жень-шень» Пришвина), сила человеческого творческого начала в этом «прекрасном и яростном мире» (рассказы Платонова), сжатая «биография» Сталинградского тракторного завода («Большой конвейер» Я. Н. Ильина) — таковы главные темы «трудовой библиотеки» советской литературы начала 30‑х гг. Жизнь деревни в годы коллективизации, первые шаги колхозов отражены в многочисленных произведениях этого периода: повесть «Разбег» В. П. Ставского, романы «Лапти» П. И. Замойского, «Ненависть» И. П. Шухова; роман Ф. И. Панферова «Бруски» рисовал духовный рост людей новой деревни.

Драматический процесс рождения новых, социалистических отношений в деревне получил наиболее полное художественное воплощение в 1-й книге романа Шолохова «Поднятая целина», где ломка веками складывавшегося крестьянского уклада изображена как великий социально-исторический переворот, осуществленный народными массами под руководством Коммунистической партии. Эпическое осмысление действительности сочетается в романе с глубокими социально-психологическими характеристиками, яркой пейзажной живописью, стихией живого народного языка.

Укрепление связей между национальными литературами СССР — существенная черта литературного развития 30‑х гг. Жизнь братских народов стала важной темой в русской литературе («Стихи о Кахетии» Тихонова, «Путевой дневник» В. М. Инбер, «Кара-Бугаз» и «Колхида» К. Г. Паустовского, «Большевикам пустыни и весны» В. А. Луговского, «Человек меняет кожу» Б. Ясенского).

К началу 30‑х гг. большинство советских писателей активно включилось в социалистическое строительство и овладело творческими принципами социалистического реализма. Создались условия для объединения всех литературных сил страны в единую организацию — Союз писателей СССР, что было сформулировано в постановлении ЦК ВКП(б) «О перестройке литературно-художественных организаций» (1932).

Исключительная роль в деле объединения писателей вокруг поставленных партией задач принадлежит М. Горькому, который постоянно ориентировал молодую советскую литературу на пристальное изучение характерных явлений новой жизни. С этой целью по его инициативе и под его руководством были созданы журнал «Наши достижения» (1929), альманахи-ежегодники «Год XVI», «Год XVII» и «Год XVIII» (1933 — 1935), возникли коллективные труды «Истории фабрик и заводов», «История Гражданской войны», «День мира». Сознавая необходимость целеустремленной работы с молодыми писателями, М. Горький возглавил журнал «Литературная учеба» (с 1930), выступил инициатором создания Литературного института (открыт в 1933). 1-й Всесоюзный съезд советских писателей (авг. 1934) закрепил единство советской литературы, направил ее развитие по пути социалистического реализма. «Социалистический реализм, — говорил М. Горький на съезде, — утверждает бытие как деяние, как творчество, цель которого — непрерывное развитие ценнейших индивидуальных способностей человека ради победы его над силами природы, ради его здоровья и долголетья, ради великого счастья жить на земле, которую он сообразно непрерывному росту его. потребностей хочет обработать всю, как прекрасное жилище человечества, объединенного в одну семью» (Первый Всесоюзный съезд советских писателей. Стенографический отчет, М., 1934, с. 17). Многонациональная литература предстала на съезде единой по социалистическому содержанию, являющей собой пример творческого содружества народов в деле созидания социалистической культуры, взаимопроникновения и взаимообогащения братских литератур. Русская литература играет в этом процессе ведущую роль: художественные открытия М. Горького, его воздействие на мировоззрение и становление мастерства писателей всех народов, влияние Маяковского на формирование социалистической поэзии в литературах многих народов СССР, «Поднятой целины» Шолохова на романы о крестьянстве в союзных и автономных республиках.

В центре внимания русской советской литературы 30‑х гг. находится процесс формирования нового человека в революционной борьбе, творческом труде, в тесной связи с коллективом, с общественной жизнью страны. Образ молодого коммуниста, беззаветно отдающего свои силы и жизнь делу революции, был создан в романе Н. А. Островского «Как закалялась сталь» — ярком человеческом документе, обладающем огромной силой воздействия. Павел Корчагин, соединяющий в себе нравственный максимализм и душевную красоту, стал образцом поведения для революционеров многих стран. А. С. Макаренко в «Педагогической поэме» наполнил новым содержанием тему труда, раскрыл роль коллектива в воспитании нового человека. Писателю удалось добиться органического соединения объективного и лирического повествования, образов искусства и положений науки.

Роман Малышкина «Люди из захолустья» дал широкую и психологически подробную картину перестройки сознания крестьянства, мелких собственников и интеллигенции в процессе социалистического строительства. В повести Ю. С. Крымова «Танкер “Дербент”» прослежено, как меняются люди в ходе социалистического соревнования, создан получивший в дальнейшем широкое распространение в советской литературе тип «делового человека».

Сатира 30‑х гг. — произведения Ильфа и Петрова, фельетоны М. Е. Кольцова, проза и драматургия Зощенко, пьесы Е. Л. Шварца и др. — также по-своему участвовала в воспитании человека социалистического общества, помогая ему преодолевать пережитки буржуазной собственнической психологии.

В 30‑е гг. завершается создание ряда крупнейших произведений советской прозы. В многоплановом, масштабном романе М. Горького «Жизнь Клима Самгина», широкой панораме предоктябрьского сорокалетия жизни русского общества, дается глубокий художественный анализ исторических и идейно-политических предпосылок Октябрьской революции, раскрывается крах антисоциалистической идеологии и буржуазно-мещанского индивидуализма. Клим Самгин, воплощение безграничного эгоизма и морально-политического двуличия, и Степан Кутузов, олицетворение ума, энергии и самоотверженности большевистской партии и русского народа, — представители двух непримиримых лагерей, изображенных в романе. Эпопея «Жизнь Клима Самгина» с ее постановкой вопросов о смысле жизни, законах развития мировой истории, пределах и формах познания, о личности и государстве, человеке и народе, о творчестве стала одновременно и вершиной русского советского философского романа, различные модификации которого к концу 30‑х гг. представляли романы Леонова, Федина, Пришвина и др.

Исторические судьбы донского казачества в революции составляют содержание эпопеи Шолохова «Тихий Дон». На материале жизни и быта казачества писатель раскрыл процессы широкого исторического масштаба, художественно обосновал закономерность прихода народа к революции. Герои, стоящие в центре романа, — Григорий Мелехов, Аксинья, Михаил Кошевой и др. — написаны с исключительной силой и принадлежат к самым глубоким образам не только русской, но и мировой литературы. Неуклонное следование правде жизни, воплощение действительности в ее противоречиях и острых конфликтах, возникающих в сложном и трудном процессе рождения нового, коммунистического мира, — таковы художественные принципы писателя, определившие особое значение «Тихого Дона» для литературы социалистического реализма.

Многогранное живописное полотно, рисующее пути в революции и Гражданской войне лучшей части старой русской интеллигенции, движение народных масс, руководимых большевиками, развернул в трилогии «Хождение по мукам» А. Толстой.

Поэзия 30‑х гг. ознаменована публикацией исповеди-завещания Маяковского — вступления в поэму «Во весь голос», в котором было сформулировано идейно-эстетическое кредо поэта нового типа. Это было время преобладания стихотворной эпики, отразившей драматичность и глубину рожденных революцией социальных и нравственных конфликтов («Смерть пионерки» и «ТВС» Багрицкого, «Мать» Н. И. Дементьева, «Триполье» Б. П. Корнилова, «Кулаки» П. Н. Васильева). Строительству Днепрогэса посвятил Безыменский поэму «Трагедийная ночь». Развивая некрасовские традиции, трудные думы крестьянина на пороге новой жизни передал А. Т. Твардовский в поэме «Страна Муравия». В лирике этого периода сочетаются героико-романтическая поэзия Светлова и сдержанно-строгие стихи Я. В. Смелякова, народно-песенный лад поэзии А. А. Прокофьева и разговорная интонация стихов С. П. Щипачева. К исторической теме обращаются Каменский (завершивший историческую трилогию «Стенька Разин», «Емельян Пугачев», «Иван Болотников»), К. М. Симонов («Ледовое побоище», «Суворов»), Д. Б. Кедрин («Зодчие», «Пирамида» и др.). В стихах и песнях М. Голодного, А. А. Суркова, В. М. Гусева звучали патриотическая и оборонная темы. Песни В. И. Лебедева-Кумача выражали оптимистические настроения советского общества. Народными, массовыми песнями стали очень многие стихотворения М. В. Исаковского.

Усиление личностного начала, характерное для литературы 30‑х гг., знаменовало углубление лиризма в прозе («Родники Берендея» Пришвина, «Летние дни» Паустовского, рассказы и очерки И. С. Соколова-Микитова) и драматургии («Машенька» А. Н. Афиногенова, «Таня» А. Н. Арбузова). С другой стороны, героическая эпоха продолжает вызывать к жизни монументальные эпические произведения («Оптимистическая трагедия» В. В. Вишневского, и др.). Тема революции и Гражданской войны звучит в пьесе «Интервенция» Л. И. Славина, в романе «Одиночество» Н. Е. Вирты. В драмах и сценариях Н. Ф. Погодина («Человек с ружьем», «Кремлевские куранты»), Тренева («На берегу Невы»), А. Я. Каплера («Ленин в Октябре», «Ленин в 1918 г.») воплотился образ В. И. Ленина. Тема современности поднимается в пьесах Леонова («Половчанские сады»), Погодина («Поэма о топоре», «Темп»), Гусева («Слава»), А. А. Крона («Глубокая разведка»). Вершинным достижением социально-философской драматургии 30‑х гг. стали пьесы М. Горького «Егор Булычев и другие» и «Достигаев и другие», осмысляющие соотношение человека и истории.

В литературе 30‑х гг. заметно повышается роль исторического романа. Именно в первые два десятилетия Советской власти создаются произведения, соединяющие яркость воссоздаваемых картин прошлого с материалистическим осмыслением исторического процесса: «Кюхля» и «Смерть Вазир-Мухтара» Ю. Н. Тынянова, «Одеты камнем» и «Радищев» О. Д. Форш, «Разин Степан» А. П. Чапыгина, «Салават Юлаев» С. П. Злобина, «Емельян Пугачев» Шишкова, «Чингиз-хан» В. Г. Яна. Выдающимся литературным явлением стал роман А. Толстого «Петр Первый», в котором дано исторически верное и художественно глубокое решение проблемы соотношения личности и народа, человека и истории, искусно, многообразными средствами воссоздан колорит эпохи.

Во 2‑й половине 30-х — начале 1941 в литературе все отчетливее звучат темы борьбы с фашизмом, защиты Родины, интернациональной солидарности трудящихся. Наряду с публицистикой М. Горького, «Испанским дневником» Кольцова, романом И. Г. Эренбурга «Падение Парижа», пьесой Симонова «Парень из нашего города» и другими книгами о современности — моральной подготовке к возможным испытаниям войны способствовали исторические произведения А. С. Новикова-Прибоя («Цусима») и Сергеева-Ценского («Севастопольская страда»), романы Л. С. Соболева «Капитальный ремонт» и А. А. Первенцева «Кочубей».

20—30‑е гг. — период расцвета советской детской литературы. Ее большими достижениями стали стихи для детей Маяковского, сказки и стихи К. И. Чуковского и С. Я. Маршака, овеянные революционной романтикой произведения А. П. Гайдара, стихи для детей С. В. Михалкова, А. Л. Барто, произведения А. Толстого «Детство Никиты», «Золотой ключик, или Приключения Буратино», роман-сказка Олеши «Три толстяка», роман В. А. Каверина «Два капитана», повести и рассказы Л. А. Кассиля, Б. С. Житкова, повесть В. Катаева «Белеет парус одинокий». Мир родственной человеку природы раскрывается в лирических повестях и рассказах Пришвина, «Лесной газете на каждый год» и сказках В. В. Бианки. В сборнике сказов «Малахитовая шкатулка» П. П. Бажов творчески обработал образы и мотивы уральского фольклора.

Эпическое мироощущение борьбы за утверждение новой жизни, характерное для литературы 20—30‑х гг., получило вершинное развитие в годы Великой Отечественной войны. С первых дней войны советская литература целиком посвятила себя защите социалистической Отчизны. Писатели работали во фронтовой печати, сражались с оружием в руках. Многие из них отдали жизнь за Родину.

Оперативно мобилизовать все силы для борьбы с врагом — эта задача, вставшая перед литературой, решалась в начальный период войны газетной публицистикой и стихами.

Народным гимном Великой Отечественной войны стала песня Лебедева-Кумача «Священная война». Всенародный характер войны, поиски максимальной действенности поэтического слова заставляли поэтов обращаться к вековому опыту народного творчества. В формах заклинания, проклятья, клятвы, плача, прямого призыва создавалась лирика первых месяцев войны (Д. Бедный, Маршак, Прокофьев, Твардовский, Михалков, Ахматова и др.). В дальнейшем усилилась реалистическая детализация в изображении войны и психологии советского человека на войне (стихотворные сборники «Декабрь под Москвой» Суркова, «Война», «С тобой и без тебя» Симонова, «Земля отцов» Прокофьева, стихотворения Щипачева, А. Я. Яшина, М. И. Алигер, Исаковского). Наряду с поэзией, соединяющей эпическое повествование с исповедью поэта о сугубо личных переживаниях («Февральский дневник» О. Ф. Берггольц, «Зоя» Алигер, «Сын» П. Г. Антокольского, «Пулковский меридиан» Инбер), и песней (произведения Лебедева-Кумача, Исаковского, Суркова, Жарова, Е. А. Долматовского, А. В. Софронова, М. С. Лисянского, А. И. Фатьянова и др.) развивается жанр героических баллад и поэм («Киров с нами» Тихонова, стихотворения Прокофьева, Твардовского, Асеева, Пастернака, Кирсанова, Сельвинского, Л. Н. Мартынова и др.).

Стремлением дать историко-философское осмысление понятия Родины, постичь глубину русского и одновременно советского характера, беспощадным разобла


Литературный энциклопедический словарь. - М.: Советская энциклопедия. . 1987.

Смотреть что такое "РУССКАЯ ЛИТЕРАТУРА. Русская советская литература" в других словарях:

  • Советская музыка —         Сов. муз. иск во качественно новый этап развития муз. иск ва. Окт. революция 1917, освободившая народы СССР от многовековой эксплуатации и установившая равноправие наций, впервые в истории создала реальные условия для полного… …   Музыкальная энциклопедия

  • РУССКАЯ ЛИТЕРАТУРА — Древнерусская литература (конец X—XVII вв.)Литература XVIII векаЛитература 1‑й половины XIX векаЛитература 2‑й половины XIX векаЛитература конца XIX — начала XX вв.Русская советская литература (1917—1987)Мировое значение русской… …   Литературный энциклопедический словарь

  • Русская музыка —         Истоки Р. м. восходят к творчеству вост. слав. племён, населявших территорию Др. Руси до возникновения в 9 в. первого рус. гос ва. О древнейших видах вост. слав. музыки можно судить гипотетически по отд. историч. свидетельствам,… …   Музыкальная энциклопедия

  • РУССКАЯ ЛИТЕРАТУРА. Мировое значение русской литературы — На главных этапах своего развития Р. л. создавала идейно художественные ценности неоспоримо мирового уровня — и по широте постановки социально нравственных проблем, и по новизне эстетических решений. Но долгое время произведения русской… …   Литературный энциклопедический словарь

  • РУССКАЯ ЛИТЕРАТУРА. Литература XVIII века — Последняя четверть XVII в. — 1 я четверть XVIII в. — переходный период, предшествовавший возникновению новой русской литературы. Начало его ознаменовано активной творческой деятельностью Симеона Полоцкого и Кариона Истомина, оставивших… …   Литературный энциклопедический словарь

  • РУССКАЯ ЛИТЕРАТУРА. Древнерусская литература — Древнерусская литература (конец X—XVII вв.), как и другие средневековые литературы, не выделялась из совокупности остальных памятников письменности, носившей преимущественно «прикладной» — деловой и познавательный характер: церковно… …   Литературный энциклопедический словарь

  • РУССКАЯ ЛИТЕРАТУРА. Литература 1‑й половины XIX века — Литературная жизнь начала XIX в. определялась все более явными признаками кризиса самодержавно крепостнической системы, национальным подъёмом Отечественной войны 1812, созреванием идей дворянской революционности. Совершался процесс постепенного… …   Литературный энциклопедический словарь

  • РУССКАЯ ЛИТЕРАТУРА. Литература конца XIX — начала XX вв. — Крах народничества и борьба между его эпигонами и марксизмом явились важнейшими событиями русской общественной жизни конца века и существенно воздействовали на ход литературного процесса. Становление литературы, отражающей особенности третьего,… …   Литературный энциклопедический словарь

  • Советская песня (вокальный квартет) — Вокальный квартет «Советская песня» Жанры Эстрадная музыка Поп музыка Годы 1960 е, 1970 е …   Википедия

  • Русская литература — I.ВВЕДЕНИЕ II.РУССКАЯ УСТНАЯ ПОЭЗИЯ А.Периодизация истории устной поэзии Б.Развитие старинной устной поэзии 1.Древнейшие истоки устной поэзии. Устнопоэтическое творчество древней Руси с X до середины XVIв. 2.Устная поэзия с середины XVI до конца… …   Литературная энциклопедия

Книги

Другие книги по запросу «РУССКАЯ ЛИТЕРАТУРА. Русская советская литература» >>